Правда о горных лыжах

Почему-то считается, что горные лыжи – это спорт и заниматься ими чуть ли не полезно для здоровья. Подобные слухи распространяют продавцы и производители горнолыжного оборудования, а так же все, кто к ним присосался. Зачастую они даже не удосуживаются как-то обосновать свои утверждения и привлекают в ряды Г/ЛЫЖНИКОВ зелёную молодёжь и пенсионеров простым лозунгом: “Горные лыжи – это круто и абсолютно безопасно!

Влияние горнолыжного спорта на здоровье очевидно. Начинается сезон среди ещё не увядшей травы, а заканчивается, когда снег уже превратился в воду. В итоге – падения, переломы, сотрясения мозга. Но и в пушистом сухом снегу горнолыжника постоянно сопровождают синяки, ушибы, растяжения и разрывы связок, рваные раны, закрытые и открытые винтовые переломы.

Если бы на этом страшные последствия заканчивались, можно было бы смириться. Однако самое страшное от публики скрывается: горные лыжи – тяжёлая форма наркомании! Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как обычный наркоман начинает свой фатальный путь с косячка “безобидной” травки, так типичный путь горнолыжника начинается с ближайшего оврага.

Hakuba()
Типичный путь горнолыжника начинается с ближайшего оврага

Горка

Ничего не подозревающему человеку, как правило, “лучший друг” просто и обыденно предлагает попробовать проехать по обледеневшему склону на негнущемся изделии польского спортпрома. Все, находящиеся в этот момент на склоне, радуются тому, как он уморительно падает, какие дикие позы принимает. Вечером человек засыпает абсолютно обессиленный, весь в ссадинах, с растянутыми от рывков бугеля руками, и снится ему ледяной бугристый склон: Человек улыбается. Все, это – очередной горнолыжник.

Теперь по выходным, вместо того, чтобы пылесосить ковры, мирно спать под газетой “футбол – хоккей” у телевизора или, в конце концов, бегать трусцой по загаженному собачками парку, человек ищет способ опять оказаться в овраге на лыжах преклонного возраста и ухватиться за бегуньей фал.

Время от времени его желание сбывается и он, лавируя между нарытыми такими же бедолагами буграми, весело улыбается, гордо поглядывая на жену/подругу, до полусмерти замёрзшую на январском холоде.

Всё ещё не так страшно. Пучина горных лыж ещё не затянула неофита, но он находится в неведении относительно того, куда заведут его эти скользкие дощечки, а открыть ему глаза на мрачные перспективы никто и не думает.

Снег

Снег случается даже в наших местах. Новичку его надо и вовсе немного для того, чтобы бугры вдруг исчезли, снег заискрился на солнце и стал мягким и пушистым, страх перед падением на лёд исчез, лыжи стало не страшно отпустить носками вниз и, как следствие этого, появилось ощущение скорости. Казавшиеся неповоротливыми и тяжёлыми лыжи вдруг стали управляемыми и лёгкими в повороте, они поехали! Наш горнолыжник думает, что после этого он что-то понял, чему-то научился. Глупец – он попал в страшную зависимость, теперь ему нужны снег и скорость!

Дом, ковры, телевизор забыты. По будням вечерами он сидит у окна и ждёт снега. Иногда желание исполняется, но утолить жажду снега, не попав на склон, нельзя, как нельзя утолить жажду воды среди песка в пустыне.

Попутно “лучший друг” предлагает попробовать нормальные лыжи с современной геометрией где-нибудь в Сорочанах. В результате человек понимает, что катание не всегда сопровождаются усилиями, как на каменоломне, что горные лыжи могут быть мягкими и послушными, а не подобными двум негнущимся рельсинам, что в машину их можно загрузить, не демонтируя спинки переднего и заднего сидений.

Как итог – в потные руки алчных торговцев горнолыжным товаром переходят деньги, заработанные горбом. Причём, деньги эти были отложены вовсе не на лыжные безделушки, а на что-то полезное и необходимое. Например, на ремонт квартиры.

Болезнь прогрессирует. Она начинается с беспокойства и досады, возникающих в те моменты, когда идёт снег, а возможности оказаться на склоне нет. Затем болезнь развивается: в такой ситуации человек впадает в глубокую депрессию. В последствии следуют отпрашивания с работы в снежные дни под всякими предлогами, потом совсем без объяснений и, в конце концов, просто прогулы.

Скорость

Чем больше человек катается, тем сильнее жажда. Теперь его уже не устраивает снег и скорость, ему нужны СНЕГ и СКОРОСТЬ!!! Родной овраг, такой большой в начале жизненного пути горнолыжника, теперь кажется канавой. Скорость скольжения, казавшаяся раньше сумасшедшей и обеспечивавшая выработку литров адреналина, вызывает лишь усмешку.

Взор устремляется в настоящие горы: Кировск, Приэльбрусье, Красную Поляну. Но тут вместе со скоростью его поджидает целина.

Оказывается, снег – это не только те 10 см, что выпадали в родном овраге. Выясняется, что снег может быть глубоким, склон – крутым, скорость – настоящей. Человек понимает, что до этого он занимался любовью с трупом, а теперь обрёл живого партнёра. Теперь ему нужна бездонная целина, километровый перепад высот, снежные поля и кулуары с тридцатиградусными склонами, чтобы скользить, прыгать со скал и снежных надувов, испытывать оргазм.

Стечение таких обстоятельств, как горы, целина и подъёмники, в наших краях весьма редки, это приводит к хронической неудовлетворённости. Работа превращается в обузу, но бросить её невозможно, так как на горные лыжи и поездки требуется всё больше денег. Постоянные отлучки чередуются с истериками по поводу невозможности уйти в отпуск прямо сейчас и надолго.

Горные лыжи…

Согласитесь, что если слова “горные лыжи” в этом контексте заменить на “героин”, то симптомы будут идентичными.

Если к этому времени горнолыжник ещё не избавился от семьи, то это означает только одно – он и семью подсадил на горные лыжи. Подумайте сами: разве нормальная трезвомыслящая жена будет терпеть тот факт, что покупка комбинезона – это плановая трата, а квартплата – непредвиденные расходы?

Бизнес, если он ещё имеет, резко идёт на дно. Как может быть иначе, если во время важного совещания горнолыжник, заметив снегопад за окном, замолкает на полуслове и, пробормотав невнятные отговорки, резко покидает ошалевших сотрудников и мчится на склон.

Правда о горных лыжах
Правда о горных лыжах

Наступает момент, когда человек понимает, что он – горнолыжник и поделать с этим уже ничего нельзя. Он понимает это, как правило, последним из всех окружающих его людей и его болезнь переходит из латентной стадии в эвидентную. Он продаёт квартиру, машину, барахло, едет в Терскол, Шамони или на Аляску. Довольно быстро его деньги подходят к концу и он начинает там жить в среде таких же, как он, наркоманов. Обгоревший на солнце и промороженный до костей, он живёт только на горе. Когда нет снега, он добывает пару-другую баксов проституцией, пасёт овец или ворует в супермаркетах. Жизнь заканчивает, сломав себе шею при попытке выполнить очередное переднее сальто пируэтом со скалы или попав в лавину. Его “сотоварищи”, матерясь из-за того, что труп лишает девственности очередной склон, спускают его в долину и, разворовав остаток снаряжения, продолжают кататься, забыв про него через пять минут.

Вы скажите, что я сгущаю краски, что вы – точно соскочите в любой момент, продадите горнолыжное снаряжение и будете спать у телевизора с ведёрком попкорна в руках. Что ж, может у вас действительно титаническая сила воли, а надпочечники, выделяющие адреналин, атрофированы. Но факты таковы – либо нормальная жизнь, либо горные лыжи.

Выбор за ВАМИ 🙂

pravda-o-gornyx-lyzhax
Наступает момент, когда человек понимает, что он – горнолыжник и поделать с этим уже ничего нельзя

Из Журнала SKI – горные лыжи

Валерий Скороход
Подписаться Валерий Скороход:

Горные лыжи, MTB

Организатор горнолыжных и фрирайд туров. Фрирайдер и горный оператор.

Оставить ответ